Режим работы:

Вывоз, прием отходов: с 7:00 до 19:00
без выходных и праздников

Коммерческий отдел:
понедельник - пятница: с 8:00 до 17:00
выходные дни: суббота, воскресенье

Интервью со студенткой Лундского университета

Интервью со студенткой Лундского университета
Среда, 04 марта 2020 20:51

Не так давно в компанию пришло неожиданное письмо – студентка Лундского университета (Швеция) Каролин ЙОХАНССОН хотела встретиться с нами, чтобы взять интервью. Полученную информацию она хотела использовать для написания своей выпускной диссертации на тему обращения с отходами. Мы не могли отказать Каролин в такой возможности, а также сами воспользовались случаем и побеседовали с ней.

Итогом нашей встречи стало двойное интервью! Первая часть – беседа Каролин с генеральным директором ОДО «ЭКОЛОГИЯ ГОРОДА» Виталием БРОВКО об актуальных вопросах обращения с отходами в Беларуси. Вторая часть – беседа с самой Каролин, в которой мы задаем ей простые, но интересные вопросы.

Каролин (далее – К): Здравствуйте, еще раз большое спасибо, что согласились дать интервью для моей работы.

Виталий Бровко (далее – ВБ): Здравствуйте, только рад помочь. Начнем?

К: Да, конечно. Мой первый вопрос будет о том, в чем отличие системы сбора вторсырья от предприятий и от населения?

ВБ: Системы отличаются. Возьмем, к примеру, картон. Для сбора картона у организаций различные заготовительные предприятия, включая нас, предоставляют им механические прессы, благодаря которым можно удобно и компактно обрабатывать большие объемы картона.

Вторсырье, образующееся у населения, заготавливается иначе – по городу установлены контейнеры как для раздельного (т.е. отдельно пластик, бумага и стекло), так и смешанного сбора. Да, смешанный сбор вторсырья также допускается, поскольку предприятия, эксплуатирующие сортировочные линии, имеют возможность принимать его в таком виде. Сегодня в Минске есть 2 организации, осуществляющие такую сортировку – это УП «Экорес» и УП «Спецкоммунавтотранс». В настоящий момент наше предприятие также готовится к строительству сортировочной линии мощностью 100 т. тонн в год.

К: На сортировку отправляется только смешанное вторсырье?

ВБ: Нет, на сортировку идет также и раздельно собранное вторсырье, и даже несортированные бытовые отходы. Нынешняя система сортировки вторсырья появилась не так давно и ей еще есть куда развиваться в техническом плане. Поэтому, если на сортировку отправляется бытовые отходы и вторсырье в смешанном виде, из их общего объема отбирается всего около 10% полезного сырья. Однако, когда на сортировку отправляется уже первично отсортированное вторсырье (из раздельных контейнеров), то коэффициент извлечения полезного сырья достигает уже 60%.

К: Государство как-то стимулирует частный бизнес в области раздельного сбора отходов?

ВБ: К сожалению, лишь частично. Несмотря на то, что в республике принята специальная программа, направленная на уменьшение объема захоронения отходов путем увеличения объемов извлечения вторсырья из общего объема отходов, в сфере сейчас сложился финансовый дисбаланс. Проблема в том, что стоимость захоронения 1 м.куб отходов стоит, условно говоря, 2 бел.руб., а стоимость сортировки 1 м.куб отходов – до 15 бел.руб. Вот и получается, что в условиях ограниченного бюджета очень многие организации идут по пути наименьших затрат, предпочитая не направлять отходы на сортировку.

Насколько мне известен опыт Швеции, у вас в стране, грубо говоря, такой порядок: Король поставил задачу – все идут выполнять, несмотря на стоимость. У нас не так: когда Президент ставит задачу, все идут выполнять, но с оглядкой на имеющийся бюджет. И если сравнивать обе эти «системы», то, на мой взгляд, белорусская система эффективнее с точки зрения затрат, так как при тех затратах, которые она сейчас несет, на выходе получается лучший результат.

К: Как белорусы в целом относятся к раздельному сбору отходов, к их переработке?

ВБ: На мой взгляд, отношение наших людей по этому вопросу сводится к формуле «40-40-20». То есть 40% людей будут настроены делать все, что скажут, другие 40% будут готовы делать все, если им обеспечат необходимые условия, а последние 20% – это те, от кого не стоит ожидать ничего вообще.

Причиной этого я вижу отсутствие у населения какой-либо мотивации, в первую очередь, финансовой. В Западной Европе все способы мотивации людей для максимально эффективного сбора отходов уже давно продуманы и отработаны, и в этом я вижу одно из основных отличий наших систем сбора отходов. Ведь мы, белорусы, крайне законопослушные, и я уверен, что при наличии всех необходимых условий для раздельного сбора мы сможем повысить его эффективность в разы.

К: Сохранились ли еще у вас мусоропроводы? Или от них уже отказались?

ВБ: Да, в стране все еще большое количество многоэтажных государственных домов, где они еще сохранились. Однако, правительством принята программа, предусматривающая полный отказ от мусоропроводов к 2022 году. При этом, на мой взгляд, при реализации этой программы наверняка возникнут проблемы с частными домами (товариществами собственников). Квартиры в таких домах принадлежат непосредственно жильцам, и для решения каких-либо вопросов, связанных с благоустройством дома, в том числе вопроса заваривания мусоропровода, необходимо иметь большинство голосов «за». Понятно, что многие жильцы будут отказываться от заваривания по тем или иным причинам. Получается, снова встает вопрос финансовой мотивации раздельного сбора.

К: Я видела информацию о том, что 84% жилой застройки в Минске обеспечены контейнерами для раздельного сбора отходов. Насколько эта цифра точна?

ВБ: Да, эта цифра более-менее правильна, но не абсолютно точна. Всё из-за того, что зачастую эти контейнеры по разным причинам, к сожалению, становятся «общей точкой» сбора всех отходов, а не только вторсырья.

Наши собственные исследования показывают, что молодежь негативно воспринимает такие явления, в то время как люди старшего поколения готовы их оправдывать (мол, ерунда этот ваш раздельный сбор). Я уверен, что постепенно, со временем раздельный сбор отходов для нас и наших детей будет такой же понятной и обыденной вещью, как чистка зубов по утрам и вечерам.

К: Есть ли в Беларуси планы по созданию мусоросжигающих предприятий?

ВБ: Да, такие планы есть, а именно создать мусоросжигающую станцию на базе Минской ТЭЦ-4. Инфраструктура станции была признана наиболее подходящей для данной задачи. Были также предложения от финских и польских предприятий по строительству мусоросжигающих заводов. По моему мнению, республика в состоянии обойтись без подобных станций.

К: С вашей точки зрения, какие сегодня основные проблемы в области обращения с отходами в Беларуси?

ВБ: Во-первых, это маленькие тарифы, поэтому нет возможности зарабатывать достаточно средств для качественного развития инфраструктуры. Во-вторых, это слишком низкая стоимость захоронения отходов, которая недостаточно мотивирует лучше сортировать отходы и как можно меньше направлять на захоронение.

К: Какие шаги, на Ваш взгляд, нужно предпринять для решения этих проблем?

ВБ: Думаю, главный шаг – это создание привлекательных экономических и финансовых условий для всех участников процесса, т.е. всех нужно грамотно замотивировать. Смотрите, сегодня белорусы в месяц тратят в 10 раз больше на услуги мобильной связи, чем на услуги по обращению с отходами, а ведь это не менее трудоемкая и технологичная область. Выходя на улицу, люди видят, как кругом чисто и красиво, но почти никто не задается вопросом, за какие средства обеспечивается эта чистота.

Еще пример. Нынешний тариф на услуги по обращению с отходами для семьи из 4 человек составляет всего 3,5 доллара. За раздельный сбор с этого тарифа «сбрасывается» 50 центов. Считаю, что этого недостаточно, чтобы люди стали раздельно собирать. Вот если бы тариф составлял, скажем, 25 долларов, а за раздельный сбор скидывали все 10 долларов, это бы дало мощный толчок развитию сферы.

К: И поднять этот тариф невозможно?

ВБ: Возможно, и он даже повышается. Просто ежегодно, при повышении тарифов на жилищно-коммунальные услуги, тариф на услуги по обращению с отходами повышается менее чем на 1 доллар.

К: Сколько районов города Минска обслуживает ЭКОЛОГИЯ ГОРОДА?

ВБ: У нас нет привязки к районам. Однако если говорить про весь столичный жилфонд, то получается, что мы вывозим около 20% всех образующихся у него отходов.

К: А какими отходами в принципе занимается Ваша компания?

ВБ: Помимо коммунальных отходов, мы занимаемся строительными, пищевыми, растительными отходами. ЭКОЛОГИЯ ГОРОДА является зарегистрированным переработчиком отходов – из минеральных, строительных отходов дробим щебень, из растительных, древесных – щепу, и многое другое. На балансе также имеется единственная в РБ установка – турбосепаратор фирмы ATRITOR, который отделяет упаковку от пищевых отходов. По большому счету, ЭКОЛОГИЯ ГОРОДА – единственная компания в Беларуси, задействованная в стольких разных направлениях.

К: Ваша организация занимается заготовкой металлолома?

ВБ: Мы сдаем металлолом, но не являемся его заготовителем (для этого существует уполномоченная государственная структура). Отходы металла, которые мы сдаем на переработку, образуются у нас в результате сортировки крупногабаритных отходов и дробления железобетона.

К: А как устроена система сбора металла с жилфонда?

ВБ: Как правило, металл (за исключением крупногабаритного) просто выбрасывают в контейнер для ТБО. Уже позже, на сортировочной линии, он извлекается магнитными сепараторами. Также по всей республике раскинута сеть заготовительных пунктов, куда люди могут самостоятельно сдать металлолом и получить за это деньги.

К: Как так получилось, что для сбора металлолома не предусмотрен отдельный контейнер?

ВБ: Очень просто. Подавляющее большинство бытовых отходов металла – консервные алюминиевые банки, и их объем от общего объема коммунальных отходов – менее 1%! То есть отсортировать их на более позднем этапе правильнее и выгоднее.

К: В каком состоянии сейчас находятся полигоны для захоронения отходов?

ВБ: К сожалению, полигоны, построенные в прошлом веке, не удовлетворяют современным требованиям, и поэтому постепенно выводятся из эксплуатации и рекультивируются. Современные же полигоны очень технологичны – они оснащены гидроизоляцией, по всему периметру имеются скважины для отбора проб воды. Некоторые полигоны оснащаются даже биогазовыми установками, которые затем отдают электричество в общегородскую сеть./P>

К: Существует ли государственный бюджет, из которого финансируется республиканская система обращения с отходами?

ВБ: Да, такой бюджет существует. Для этого государством было создано предприятие «Оператор вторичных материальных ресурсов», которое занимается аккумулированием и распределением средств. К сожалению, поскольку «Оператор» является государственной структурой, частный бизнес является не приоритетным направлением получения госфинансирования, притом, что ряд пилотных проектов, не имеющих аналогов в республике, инициируется именно частным бизнесом.

К: Что же, у меня на этом всё. Спасибо Вам за такие развернутые ответы, а также за выделенное время!

ВБ: Пожалуйста, обращайтесь!

Спустя некоторое время уже наши сотрудники взяли интервью у Каролин.

Экология Города (далее – ЭГ): Здравствуйте! Мы рады встрече с Вами. Не могли бы Вы еще раз представиться нашим читателям?

К: Всем привет! Меня зовут Каролин Йоханссон, я из Швеции. Учусь в университете Лунда. В Минске я собираю информацию для написания своей диссертации на тему обращения с отходами.

ЭГ: Очень приятно, Каролин. Наш первый вопрос касается темы Вашей диссертации и вашей специальности в целом – что именно сподвигло Вас на изучение обращения с отходами?

К: Спустя пять лет обучения я знаю, что сделала правильный выбор своей специальности, поскольку обращение с отходами – крайне важная тема, затрагивающая многие сферы жизни. Как мы знаем, огромное количество отходов безвозвратно захоранивается, но я уверена, что это реально изменить и улучшить ситуацию в целом.

Отходы – очень перспективное направление, в ходе изучения которого в рамках учебной программы были затронуты многие науки, которые оказались мне очень интересны.

ЭГ: Абсолютно с Вами согласны. Каролин, а почему в качестве города для сбора информации Вы выбрали наш Минск? Может быть, вы здесь уже были?

К: Нет, в Минске я впервые. В школе я изучала русский язык, и уже сейчас, когда настала пора написания диссертации, после прочтения информации о Минске в интернете, решила сделать выбор в пользу вашего города. В моем университете помогли наладить контакт с Минском – и вот я здесь!

ЭГ: Как вам город?

К: Понравился. За неделю, что я здесь нахожусь, я успела по достоинству оценить вашу столицу – город очень красивый и чистый, понравилась архитектура, городская инфраструктура.

ЭГ: Каролин, как мы уже знаем, вы – студентка Лундского университета, одного из самых старейших университетов Швеции, который заслуженно входит в топ-50 университетов мира. Расскажите, не было ли каких-то проблем с поступлением в такое прославленное учебное заведение? Как вы оцениваете сложность изучаемого Вами курса?

К: Университет Лунда – университет с более чем трехвековой историей. Естественно, что за такой долгий срок в нем сложились определенные интересные традиции. Однако, это никак не сказалось на поступлении туда. Также, например, конкурс на экологическую кафедру в целом ниже, чем на более популярные специальности вроде психологии или медицины.

Сам образовательный процесс не доставил особых хлопот – программа сбалансирована, курсы ведут замечательные преподаватели, профессионалы своего дела.

ЭГ: Скажите, вы уже решили вопрос трудоустройства после окончания университета?

К: Увы, еще нет. Могу лишь сказать, что с большой долей вероятности я перееду из Лунда в Копенгаген, так как там шире возможности для получения работы по специальности.

ЭГ: Звучит резонно. Каролин, мы наконец переходим к вопросам общей направленности. Вся Европа знает, что забота об окружающей среде в Швеции находится на высочайшем уровне. Например, более 99% мусора в Швеции перерабатывается и используется повторно тем или иным способом. Также, начиная с 90-х годов Швеция стала больше обращать внимание на возобновляемую энергетику — прежде всего, помощь ветра и солнца, и за счет этого сегодня является одной из самых энергонезависимых стран с «чистой» энергетикой. На Ваш взгляд, за счет чего достигнуты такие выдающиеся результаты?

К: Хороший вопрос. На мой взгляд, все, что вы назвали – результат долгого исторического развития нормативной базы, а именно с конца 60-х годов прошлого века, когда появилось первое шведское Управление по охране окружающей среды, и внедрения и развития различных экономических рычагов. Именно грамотное сочетание этих ресурсов дало такой результат.

ЭГ: Не мог ли на это также повлиять менталитет шведов?

К: Знаете, согласна. Мы – очень педантичные люди, и мы действительно сильно озабочены вопросами экологии (улыбается). Скажем так, для нас забота об окружающей среде – уже сама собой разумеющаяся и абсолютно повседневная вещь.

ЭГ: Совсем недавно весь мир всколыхнули выступления Вашей соотечественницы, школьницы Греты Тунберг. Ей удалось с новой силой обратить внимание на проблемы экологии. Что вы думаете о Грете и ее формах протеста?

К: Да, вы правы, Грете и вправду удалось всех встряхнуть. Моя позиция такая: она большая молодец, поскольку ей удалось привлечь внимание людей во власти по всему миру. Но, в то же время, многие вещи, которые Грета вещает с трибун, кажутся мне как минимум странными. Например, ее требование отказаться от полетов на самолетах или немедленно отказаться от добычи полезных ископаемых. То есть, если подытожить, идея хорошая, но реализация оставляет много вопросов.

ЭГ: Что же, Каролин, мы надеемся, что ваше пребывание в Минске было плодотворным. Спасибо Вам за интервью!

К: И вам спасибо!



Требуется наша консультация?

Обратный звонок

Заполните контактные данные, и мы свяжемся с вами в кратчайшие сроки:

Обратный звонок

Заполните контактные данные, и мы свяжемся с вами в кратчайшие сроки: